Вход

Логин

Пароль

Сохранить данные         

Забыли пароль?             Регистрация



Почет и признание 2006: Лебедев Игорь Всеволодович

Игорь Всеволодович Лебедев является одним из основателей СВЧ-электроники в России и за рубежом. По его книгам продолжает учиться не одно поколение студентов. За 60 лет блестящей педагогической деятельности им были подготовлены тысячи специалистов. Среди его учеников немало руководителей крупных предприятий и государственных деятелей. Недавно Игорю Всеволодовичу исполнилось 85 лет. В этот день он получил множество поздравлений, в том числе и от своих учеников, которые помимо поздравлений и пожеланий отдельно выражали юбиляру благодарность за проведенные под его руководством студенческие годы в МЭИ. В 2006 году Игорь Всеволодович стал лауреатом премии «Почет и признание».

 

- Игорь Всеволодович, расскажите немного о себе.
Я, как и мои родители, коренной москвич. Окончил школу за год до войны – в 40-ом. Тогда и в школе, и в высших учебных заведениях государством были созданы очень благоприятные условия для учебы: после окончания школы я, как отличник, имел право поступать без экзаменов в любой ВУЗ. Я выбрал и поступил в МЭИ.

- Почему Вы выбрали именно МЭИ?
МЭИ отвечал моим давним интересам: еще начиная с 12-13 лет, я занимался электротехникой и радиотехникой. На электрофизическом факультете МЭИ была кафедра электровакуумных приборов и электровакуумной техники, то есть электроники. Поэтому у меня не было сомнений, куда поступать – только в МЭИ. Здесь удалось сделать многое, еще когда я был студентом. Тогда был культ учебы. Был даже такой порядок, установленный Правительством СССР: стипендию присуждали только тем, у кого не было ни одной удовлетворительной оценки и имелось не менее 75 процентов отличных оценок. Я получал стипендию, прямо поступив, потому что поступал вне конкурса. На эту стипендию можно было жить. Буханка хлеба стоила 10 копеек, а стипендия на 1-м курсе в МЭИ была 140 рублей, на 2-м - 160, на 3-м – 185, на 4-м – 340. И это позволяло учиться, нигде не работая, даже тем, кто был не очень обеспечен. Правда, уже на пятом и даже на четвертом курсе многие из нас устраивались на работу, не зачисляясь в штат. Я, например, работал переводчиком с английского и немецкого языков в ЦБНТИЭ – Центральном бюро научно-технической информации электропромышленности СССР. Тогда это была очень высокооплачиваемая работа. Но надо сказать, что и учились мы тогда очень активно. Я тут захватил интересный документ. Вот, пожалуйста, мой диплом и матрикул к нему.

- Одного взгляда достаточно, чтобы увидеть, что здесь нет ни одной четверки - только отлично.
Я Вам его показал, чтобы Вы себе представляли, как учились тогда студенты. И это давало очень хорошие результаты – выпускники тех лет составили ядро нашей науки, техники и обороны.

- Насколько я поняла, Вы учились во время войны?
Да. И причем, несмотря на тяжелое военное положение, мы были забронированы в МЭИ от призыва на фронт. На нас лежала высокая ответственность за эту учебу. Будучи студентами, мы уже включились в оборонные работы государственного значения. Эти работы велись по совершенно новым отраслям науки и техники, которых до войны не существовало: радиолокация, техника сверхвысоких частот (СВЧ), электроника СВЧ. И наши результаты в этой и в других областях были очень высокими. Многие сразу после окончания института шли на руководство крупными коллективами. Мне пришлось через полгода после защиты дипломного проекта читать лекции студентам нашей специальности в МЭИ. Это означает, что МЭИ выпускал настолько готовых специалистов, что человек в 22-23 года уже становился специалистом и лектором по новой отрасли техники.

- Еще не идя в аспирантуру?
Без аспирантуры. Я, кстати, так и не был в аспирантуре, не было для этого времени. Работал на кафедре в МЭИ и по совместительству в НИИ-10. В 46-ом году я окончил институт, в 48-ом уже защитил кандидатскую диссертацию, а в 57-ом - докторскую.

- Чем бы Вы объяснили столь высокие результаты в научных достижениях в военное время?
Тут не нужно думать, что мы были вундеркиндами или «сверхпатриотами». Мы любили выбранную отрасль, очень добросовестно и заинтересованно работали все то время, которое было, очень активно изучали новейшую литературу. Знание языков играло очень большую роль – в библиотеках мы получали английские, американские и даже германские журналы. И это не смотря на те колоссальные трудности, которые тогда переживала страна: ведь война шла практически под стенами Москвы, под Ленинградом и в Сталинграде. Эти журналы доставляла наша разведка, и мы знали, как развивается наука и техника даже в фашистской Германии. Доступ для студентов был полным: мы были допущены к секретным отечественным работам оборонного характера. Кроме учебы в институте, многие бесплатно участвовали в работах различных НИИ.

- Расскажите о Вашем сотрудничестве с университетом электронных наук в Китае.
В 1956 г. я был командирован на 2 года в Китайскую Народную Республику, где впервые создавался крупный университет электронных наук и технологий. В Китае были созданы условия работы, во многом сходные с условиями в Советском Союзе. Это был очень творческий период жизни – работа с большим коллективом китайских аспирантов, преподавателей и научных сотрудников. Сейчас этот университет занимает в Китае лидирующее положение по электронике и информатике.

- Какие интересы у китайских студентов?
Они очень гармонично развиваются, очень ответственны, активны и целеустремленны в работе. После занятий они до позднего вечера сидят в читальных залах. Когда мы туда приезжаем, нас буквально со всех сторон атакуют вопросами. Такие мои поездки состоялись еще в 1990, 1996 и совсем недавно – осенью 2006 года в связи с 50-летием этого университета.

- Их целеустремленность заключается в желании построить карьеру?
Скорее всего, нет. Они жаждут знаний, потому что видят результаты этих знаний.

- У Вас много наград. Можете выделить какую-то, как самую памятную?
Все памятно. Очень ценю медаль Китайско-Советской дружбы. Конечно, памятна Государственная премия СССР. Эту высокую награду мы вместе с коллективом работников электронной промышленности (теперь это всемирно известный НИИ «Исток») получили в 1968 г. за разработку резонансных газоразрядных СВЧ-приборов. По существу, было создано новое направление в СВЧ-электронике для радиолокационных систем авиационных, корабельных и зенитно-ракетных комплексов. И когда мы узнали, что советские ракеты сбили американский разведывательный высотный самолет U-2 и летчик полковник Пауэрс захвачен под Свердловском, то почувствовали свой вклад не просто в оборону страны, но и в существование нашего государства.

Немало выпускников нашей кафедры стали в ходе этих работ крупными специалистами. Среди них – С.И. Ребров, ныне Генеральный конструктор страны по СВЧ-электронике, Герой Социалистического Труда. Выпускники кафедры – доктор наук В.Г. Алыбин, доктор наук, Лауреат Государственной премии РФ О.В. Бецкий. Нашим выпускником является В.Г. Матюхин, ныне генерал армии, руководитель Федерального Агентства РФ по информационным технологиям. Он принял на себя также недавно созданный высокий пост председателя Попечительского Совета МЭИ, в который входят ректор МЭИ, крупные специалисты и государственные деятели.

- Что сегодня затрудняет взаимоотношения студента и преподавателя, на Ваш взгляд?
В материальном отношении их вынуждают не только учиться, но и вести борьбу за выживание. Если нет обеспеченной семьи, студенту трудно. Он начинает работать, а, работая на штатной должности, он не создает того фундамента, который должен вырабатываться в возрасте от 18 до 25 лет. Это период самого активного роста. И студент теряется. Это означает, что он растрачивает время, которое должно было пойти на развитие его знаний и талантов. Мне меньше всего хотелось бы обвинять наших студентов, но я считаю крайне вредным навязываемый молодежи лозунг «Бери от жизни всё». Это не значит, что они должны быть аскетами, отбросить радости жизни – не танцевать, не заниматься спортом и не петь. Но преподавателю все реже приходится сейчас отвечать на мудреные, заинтересованные вопросы студентов. А ведь в мире появляется столько новейших идей и разработок, выходящих за рамки учебной программы, о которых преподаватель мог бы с радостью поделиться со студентами после лекции или в научной лаборатории кафедры. Студент проводит в общении с преподавателем свои лучшие годы, и от души жаль, если эти годы не используются с наибольшей отдачей. Большой вред системе образования наносит сейчас также навязываемый нам подход к образованию, как к «образовательным услугам». Нельзя приравнивать образование к товарно-коммерческой деятельности.

- А как Вы считаете, чем можно увлечь студента в научной работе?
Студент не включен в крупные задачи государственного значения. Сейчас говорят о втором плане ГОЭЛРО. Но это только на бумаге. Реально таких проектов и таких дел пока нет ни в энергетике, ни в электронике. Сейчас мы пытаемся наверстывать упущенное за последние 15-20 лет. И нам предстоит упорная борьба за восстановление и сохранение российской науки и техники, за создание необходимых для этого кадров, которые должны решать всё.

- Что бы Вы могли пожелать нынешнему поколению студентов?
Студенты – взрослые люди. Они должны ясными глазами смотреть на жизнь, должны сами видеть, что нужно для их роста и иметь активную жизненную позицию.

[ наверх ]
Copyright © 2018 РОО "Клуб выпускников МЭИ (ТУ)". Все права защищены.
Интерактивная карта посещений Auditoriya.Ru

Адрес: Москва, ул.Красноказарменная, д.17, А-222 телефон/факс: +7(495) 362-7601; e-mail:

Яндекс цитирования Rambler's Top100
Клуб Выпускников База Выпускников Работа и Карьера Фотогалерея Музей МЭИ Союз Cтуденческих Cтрядов Форум Главная Новости Интернет-МЭИ Поиск Гостевая книга Карта сайта Auditoriya.Ru