Вход

Логин

Пароль

Сохранить данные         

Забыли пароль?             Регистрация



Почет и признание 2006: Дубинский Юлий Андреевич

Вашему вниманию предлагается интервью с Дубинским Юлием Андреевичем. Профессор Ю.А. Дубинский - заслуженный профессор МЭИ, заслуженный деятель науки РФ, член Национального Комитета Российских математиков. Им опубликовано более ста восьмидесяти научных работ, трёх монографий, десяти учебных пособий и одного учебника.


- Юлий Андреевич, расскажите немного о себе, о том, как Вы стали преподавать в МЭИ?
Я в буквальном смысле «дитя Арбата». Старая московская интеллигенция, уверен, помнит знаменитый родильный дом Грауэрмана. Там на четвертом этаже я и появился. В 1947 году родители переехали в Дмитровский район Подмосковья. Десятилетку окончил в городе Лобня. В 1955 году поступил на Механико-математический факультет Московского Государственного Университета. И выбор этот не случаен. Мой папа был математиком. Он-то и привил мне любовь к точным наукам. Помню, когда приходили в гости приятели, он всех нас «мучил» задачками на сообразительность.

Вообще, наше детство прошло под влиянием и впечатлением от Великой Отечественной войны. Будучи школьниками, мы испытывали огромную тягу к образованию. Причем, данная черта была характерна для всего поколения. Тогда это было естественно. Поэтому, даже моя подготовка, казалось бы, в провинциальной Лобне была сильной - и я стал студентом МГУ. В университете я учился у знаменитых в свое время математиков. Достаточно назвать такие имена, как Иван Георгиевич Петровский, Андрей Николаевич Колмогоров, Сергей Львович Соболев.

Закончив МГУ, по совету сестры, пришел в МЭИ. Она уже здесь работала и сказала, что это хороший институт и здесь можно спокойно заниматься математикой. И я влился в замечательный коллектив. Довольно быстро защитил кандидатскую диссертацию, 1969 году - докторскую. В то время в МЭИ работали известные математики: Марк Иосифович Вишек (специалист по дифференциальным уравнения, мой учитель) и Алексей Федорович Леонтьев (специалист по комплексным переменным). Именно эти две школы, заложенные такими крупными учеными, и создали тот математический ореол, который уже в то время был рядом с названием МЭИ. Математическая школа МЭИ была и остается одной из самых сильных, тогда в Советском Союзе, и сейчас в России.


- Получается, Вашей кафедре удалось сохранить былой уровень подготовки студентов?
Да, это действительно так. Наши студенты сдавали свои бакалаврские работы комиссии, где председателем более десяти лет, до последнего времени, являлся декан Факультета вычислительной математики и кибернетики МГУ. Так он говорит, что уровень выпускников МЭИ не ниже выпускников МГУ. Мы этим гордимся. Я вам скажу больше. Последние два года на Всероссийских олимпиадах среди технических ВУЗов наши студенты занимали первые места, и дважды становились лучшими на Всероссийском конкурсе научных работ. Поэтому, я считаю, что математическая школа, в частности школа математического моделирования, прикладной математики и «чистой» математики находится на достаточно высоком уровне. Даже, если вернуться во времена Советского Союза, можно отметить одну интересную деталь. Известно, что дипломы наших институтов и университетов не котировались на Западе. Это сейчас мы входим в Болонский процесс и официально ищем такой паритет между отечественным образованием и европейским. В то время никаких подобных договоренностей не было. Но, тем не менее, дипломы МЭИ признавались за рубежом (и подобных вузов было не более десяти). Я считаю, что определенная заслуга математиков в этом тоже есть.


- В чем секрет Вашей работы, каким образом Вы готовите своих студентов?
Секрета здесь никакого нет. Во-первых, предыдущий декан факультета Владимир Георгиевич Миронов позволил создать нам такие учебные программы, какие мы хотели. Наверное, по примеру Тэтчер, когда она, объявив войну Аргентине, приняла на себя всю политическую ответственность и абсолютно не встревала в дела генералов. И в конце войны генералы принесли ее на руках в парламент. И вот такая же ситуация была у нас. В эти программы мы включили много вещей, которые, может быть, кому-то непонятны, но прекрасно воспринимаются молодежью. В частности, я читаю спецкурс, где чисто с математической точки зрения удобно рассмотреть комплексное время. Когда я разговаривал на эту тему с нашими профессорами, докторами технических наук, то они кивали головой, но чувствовалось их желание - побыстрее со мной распрощаться. А студенты спокойно относились к такому вопросу. Они воспитывались на этом. В результате из группы вырастало пять-шесть человек, которые представляли нашу кафедру и институт на математических олимпиадах и спокойно там конкурировали с представителями других ВУЗов.

Во-вторых, на кафедре очень сильный коллектив. Сейчас заведует кафедрой глубокий специалист по вычислительной математике Андрей Юрьевич Амосов (ученик крупнейшего математика и вычислителя Николая Сергеевича Бахвалова). Временами у нас работает до десяти докторов наук. Это позволяет читать курсы на высоком уровне. Ну и, в-третьих, не буду на этом особо акцентировать, высокая требовательность к студентам. Понадобилось примерно двенадцать лет, чтобы преодолеть негласное опасливое отношение абитуриентов к нашей кафедре (дескать, там невозможно учиться). У нас всегда был очень небольшой прием. И только в этом году впервые ощутили доверие абитуриентов - конкурс у нас был выше, чем на другие специальности. Наконец-то им стало ясно, что здесь трудно учиться, но здесь стоит учиться!


- Слышал, что студенты с удовольствием ходят на Ваши лекции. Как Вам это удается?
Если говорить о лекциях, то главное - доступно излагать материал и добиваться понимания у студентов. Но при этом математическая строгость не должна отбрасываться. Например, если Вы начнете объяснять понятие «непрерывная функция» на языке «эпсилон - дельта», то, как правило, вся аудитория заснет и не будет ничего слушать. А великий Эйлер объяснял данный вопрос сначала так: «Непрерывная функция - это та, график которой я нарисую на доске, не отрывая мела. Стоит в какой-то точке оторвать мел от доски - и функция разрывна». После такого изложения студент начинает понимать и в терминологии «эпсилон - дельта». Вот так появляется у студента заинтересованность и любовь к предмету. Если молодой человек понимает - он и относится с доверием и к тебе и к математике; начинает радоваться тому, что разбирается в вопросах. А если без конца монотонно диктовать определения, стоя у доски, то ничего хорошего не выйдет.

Как правило, в печатном виде лекций у меня нет. Я придерживаюсь, может быть, такого экстраординарного правила - никогда не пользоваться старыми конспектами. Лучше уделять полчаса подготовке к каждому занятию. В свое время, на меня произвел удручающее впечатления один лектор, пользовавшийся конспектами 1944 года… И я отказался от этого. Также не пишу никакого пособия по традиционному курсу математического анализа. По той простой причине, что их вполне достаточно, и есть очень неплохие. А вот по спецкурсу «комплексно-математической физики» я действительно написал методичку. Потому что данный курс - новый, еще не устоялся, пособий во внешних изданиях нет. В настоящий момент я накопил очень много записей, материала по этому вопросу, и думаю, напишу книгу по комплексно-математической физике. Пусть для тех, кто занимается математической физикой, звучит дико, что время будет комплексным. Но то, что казалось диким для предыдущего поколения, станет нормальным для следующего. И никуда от этого не денешься.


- Раз уж коснулись в разговоре Болонского процесса, то, как Вы к нему относитесь?
К этому вопросу я отношусь двояко. Болонский процесс преследует разумной и правильной цели: включения, в определенном смысле, нашей системы образования в европейскую и планетарную. Это подразумевает, что наши студенты смогут спокойно учиться в западных ВУЗах, а их студенты смогут приезжать к нам. То есть, это процесс определенного выравнивания. Что мы теряем? Мы окончательно теряем нашу оригинальную систему, созданную во времена Советского Союза, которая, между прочим, была всеми признана. Но, я считаю, отечественная система образования скорее уже потеряна в девяностых годах по экономическим причинам. А не потому что мы захотели войти в Болонский процесс. Хотя некоторые официальные лица, наверное, еще долго будут строить иллюзии. Таким образом, если смотреть с общеевропейской, с общемировой точки зрения - это нормальный процесс. Беда в том, что он может быть односторонним! Вы прекрасно понимаете, что до последнего времени много талантливых студентов из России, Индии, Китая уже уезжают учиться в Европу и США. И лишь единицы европейцев и американцев хотят получать высшее образование у нас! Думаю, результат совершенно очевиден - мы потеряем огромное количество еще даже нераскрывшихся талантливых молодых людей.


- И что же нас ожидает в недалеком будущем?
Надо сказать, варианты могут быть разные. Россия, в общем, уже переживала такой процесс. В 1917 году очень большое количество интеллигенции, в том числе и научной, эмигрировало за границу. Там они создали знаменитые научные школы, сделали открытия… Но Россия, в лице Советского Союза, смогла восстановиться и занять ведущие позиции в науке уже через тридцать-сорок лет. Но есть и другой пример. Когда небезызвестный Адольф Гитлер пытался реформировать Германию на свой лад, то от него тоже разбежались ученые. Если брать ту область, в которой работаю я, то достаточно назвать таких великих специалистов - эмигрантов, как Курха Фридрикса, Рихарда Куранта, Юргена Мозера. И надо прямо сказать, несмотря на огромный экономический рост, Германия не восстановила ведущих позиций в математике (в физике и химии - то же самое). Но я оптимистично смотрю на вещи. Россия - немаленькая страна, будем надеяться, она восстановится и займет ведущие позиции.


- Юлий Андреевич, какие качества Вы прививаете своим студентам?
Прежде всего, я говорю студентам, что всегда нужно быть человеком. И вот в каком отношении. Сделал ошибку - должен уметь признаться в этом и все исправить! Ошибаться могут все. Я не наказываю и не ругаю студентов, если они ошиблись, признали это и исправили. Ну а если ты пытаешься замазать свои огрехи, подретушировать, то тут преподаватель вынужден прийти, как говорится, в священную ярость.

Еще я считаю, что хороший преподаватель и педагог должен привить студентам любовь к тому месту, где ты учишься и живешь. Откровенно говоря, не буду скрывать, передо мной не раз вставал вопрос эмиграции. Звали в Германию и меня и моих сына и дочь (они кандидаты наук). Но у нас и мысли никогда не было переехать. Думаю, если человек, будучи маленьким, по полю босиком гонял журавлей - он никогда не покинет свою Родину просто так… Для этого должны быть исключительные обстоятельства.


- Вы преподаете в МЭИ уже сорок семь лет. Молодежь меняется?
Вы знаете, еще во времена Новохудоносора, родители жаловались на своих детей. На камнях нашли такую клинопись: «Не знаем, куда идет мир. Дети не слушаются своих родителей. Все рушится». Точно такое же замечание есть у каждого взрослого человека. Но оно носит не злобный характер, а доброжелательный. Хочется, чтобы молодое поколение учло наши ошибки.

Конечно, уровень студентов вузов несколько понизился. И никуда не денешься. Уровень образования в средней школе стал не столь высоким, что и сказывается на высшей школе. Но, возможно - это всего лишь иллюзия. Талантливых людей ведь не стало меньше. Я считаю, наша задача - отбирать одаренных студентов для дальнейшего обучения, чтобы они стали творцами будущей науки!


- Какие чувства у Вас связаны с премией Клуба выпускников МЭИ «Почет и признание»?
Для человека одно из самых приятных чувств - благодарность тех, с кем ты работал. У меня много различных премий, и мелких и не мелких наград. Но, когда услышал, что мне присудили премию мои бывшие студенты - ей богу, чуть не расхныкался! Конечно, для меня самая большая радость - благодарность моих студентов.


- Юлий Андреевич, в преддверии сессии, что Вы пожелаете нынешним студентам?
Прежде всего, удачи! Конечно, пожелаю эту удачу приблизить. Для этого нужно умело готовиться к экзамену. Особенно касается первокурсников. Не нужно учить предмет по трем-четырем, иногда по десяти книгам. Каждая из них написана со своей методической точки зрения. Так вот, чтобы не мешать все это в кучу, полезно пользоваться одним учебником, который рекомендовал лектор, и лекциями.

[ наверх ]
Copyright © 2018 РОО "Клуб выпускников МЭИ (ТУ)". Все права защищены.
Интерактивная карта посещений Auditoriya.Ru

Адрес: Москва, ул.Красноказарменная, д.17, А-222 телефон/факс: +7(495) 362-7601; e-mail:

Яндекс цитирования Rambler's Top100
Клуб Выпускников База Выпускников Работа и Карьера Фотогалерея Музей МЭИ Союз Cтуденческих Cтрядов Форум Главная Новости Интернет-МЭИ Поиск Гостевая книга Карта сайта Auditoriya.Ru